Музеи VS Издательства: законы, мифы, обычаи. Попытка систематизации хаоса №1

Взрослея, прихожу к мысли, что законы пишут не для понимания правил игры. С помощью отраслевых законов в области культуры можно доказать хоть одно, хоть обратное, и даже противоречащее здравому смыслу. Например, что висящая в  музее картина там не висит («неустановленный факт») и не является музейным предметом. *

Нам не дано узнать из законов, можно или нет публиковать изображения музейных предметов без разрешения музеев, ибо 288 статья Процессуального Кодекса гласит: «неприменение закона, подлежащего применению, и применение закона, не подлежащего применению, является основанием для отмены решения»... Обречены. На бессмысленную войну «Издательства VS Музеи», в которой нельзя одержать победу. На хождение по судебному кругу, пытаясь сложить из «букв закона» слово, имеющее смысл. 

§ 1. Вводный параграф (слишком скучный, чтобы предварять статью - переместила в конец)

§ 2. Обычаи делового оборота

Все, что могу — в отсутствие законодательства (неоднозначное и не годное к применению считаю отсутствующим) использовать «Обычаи делового оборота». ** Под «деловым обычаем» я понимаю правила профессионального сообщества, базирующиеся на профессиональной этике и практической применимости, на принципах разумности, порядочности, нравственности, придуманные к взаимной выгоде сторон, имеющие главной целью служить интересам общества и процветанию России.

Ну и раз я «такая умная», буду первой, кто расскажет о своих правилах и обычаях.

§ 3. Мифы и правда: 4 книгоиздательские отмазки (с последующим разоблачением)

Миф 1. «Повторная публикация ранее опубликованных изображений, включение в новые издания путем сканирования изображения со старых изданий не нарушает ничьи права, никому от этого не плохо, а только всем хорошо».

НЕТ.  Это неправда.

Это нарушает права фотографа или его наследников.

Это нарушает права общества, о котором вы якобы заботитесь: сканирование изображений с советских изданий дает заведомо отвратное качество, и вы это знаете. Значительно хуже, чем могло бы быть, учитывая возможности современной фотографической и полиграфической техники.

(Не говоря о том, что вы ограничиваете себя по размеру изображений. Изображения картин — это растр, а не вектор! Вы не можете увеличить растровое  изображение более чем на 10 процентов без видимого ущерба качеству.)

Это нечестная конкуренция: вы поступаете некрасиво по отношению к своим коллегам-издателям, которые хотели бы приобрести у музея права на публикацию, чтобы действительно представить музейные коллекции обществу в их лучшем виде, но они не могут этого сделать из-за существования на «книжном рынке» ваших низкокачественных и дешевых изданий.

Также прошу заметить: книжная продукция с изображениями музейных объектов пользуется спросом в других странах, таким образом именно вы представляете Россию миру как полиграфически и технически отсталую страну. 

Миф 2. «Публикация купленных на фотостоках и в фотобанках фотографий (еще круче: найденных в интернете!) предметов музейных коллекций не нарушает ничьих прав, потому что права куплены у фотографа, который заплатил музею за съемку. А если  нет – не наша проблема».

НЕТ. Это неправда.

Фотограф нарушил закон о Музейном праве, если выложил фотографию коллекций российского музея для свободного полиграфического использования. Вы прекрасно знаете, что современная техника, даже не будучи профессиональной, может снимать качественно — скорее всего, он просто музею не платил, это раз. Даже если съемка была произведена профессиональным аппаратом с оплатой за процесс, я вас уверяю: музей не передавал права на полиграфическое воспроизведение «любым способом». Потому что это делается не так. И это два.

Где тут ваша ответственность? Она в том, что вы прекрасно понимаете: своими действиями вы подставляете музей и его сотрудников, предлагая им, защищая свои права, общаться не с вами, а с фотобанками (которые не несут никакой ответственности) и искать фотографа с сомнительной репутацией (а вы ему заплатили). В моем детстве это называлось «устроить подлянку». 

Миф 3. «Музейные коллекции являются общественным достоянием, поэтому любой и с любыми целями может использовать их изображения».

НЕТ. Это неправда.

Музейные коллекции охраняются законом о Музейном праве, 54-ФЗ, и только сотрудники музея — главный хранитель, эксперты и, обязательно, директор могут дать (не дать) разрешение на использование изображений.

Идея про «любого и с любыми целями», потому что «общественное», мне вообще не близка. И вот почему: «общее — это ничье». В России памятники архитектуры, ставшие «общественным», если помните, разбирали на дрова и для украшения дач.  Также мне не хотелось бы доверять публикацию изображений музейных предметов финансовым мошенникам и сектантам, производителям мусорных мешков или растущей армии самобытных самопечатающихся графоманов… 

Миф 4. «Покупать права на изображение  слишком дорого для книжного бизнеса».

НЕТ. Это не правда. Это не дорого даже для меня. 

Значит, вот, смотрите, как это происходит. Цены устанавливают музеи. В заинтересованном в сотрудничестве музее есть возможность «по соглашению сторон» снизить их или полностью изменить условия. За время работы издательства «Фордевинд» в нашей коллекции «обычая делового оборота» (помимо приобретения прав по озвученным ценам) появились варианты:

а) предоставление максимальной скидки, «потому что мы знаем и любим ваши путеводители» (Третьяковская галерея);

б) безвозмездное предоставление разрешения на публикацию + безвозмездное предоставление в шикарном качестве изображения (Петропавловская крепость);

в) просьба провести взаимозачет и вместо денег рассчитаться книгами (Музей Театрального и Музыкального искусства);

г) «трехкопеечная лицензия» (250, что ли, рублей) на публикацию в тираже до 20 000 экз. (Музей Старой Ладоги);

д) помощь в подготовке издания, проведение индивидуальных экскурсий, продажа значительной части тиража (Музей-заповедник Пушкинские Горы);

е) договор о совместном издании с оплатой редакционных расходов и выкупом музеем части тиража (Новгородский музей-заповедник);

ж) безвозмездное предоставление права фотографировать с целями полиграфии и выкуп значительной части тиража (музей Ретро-автомобилей).

 

§ 4. Почему я считаю, что приобретать у музеев право использования изображений в полиграфических целях НАДО?

1. Потому что музеи — Ответственные Хранители. И только они имеют право дать такое разрешение. См. 54-ФЗ и мои комментарии.

2. Потому что мы — издательства и музеи — принадлежим единому миру: миру Культуры. 

«Основы законодательства РФ о культуре», принятые в 1992 году, гласят: книгоиздание — не бизнес, а культурная деятельность (наравне с музейным делом и коллекционированием). Впрочем, это не вопрос «закона». Это убеждение сердца и разума. Для меня и моего издательства это так.

3. Потому что я доверяю экспертам — людям, которые работают в музее. Именно они могут сделать вывод, не планирую ли я (или кто-то другой) использовать изображения в целях, противоречащих законодательству или интересам культуры. Именно им решать, действительно ли я (или кто-то другой) использует изображение в образовательных и просветительских целях. (И вот, положа руку на сердце, музеям в этом вопросе я доверяю больше, чем кому-то другому.)

4. Потому что это высокое качество изображений. Нередко — высочайшее. А иногда такое, что НАСА зеленеет от зависти и выкидывает в мусор свои телескопы.

5. Потому что это гарантия соответствия названий, фамилий авторов реальным названиям картин и фамилиям авторов (а также иллюстрациям в книге).

6. Потому что это возможность поставить в книге копирайт музея, его логотип и выразить благодарность сотрудникам, доказывая, что мы (издательства и музеи) стоим на одной стороне баррикад: защищаем, храним и развиваем культуру.

7. Потому что это отличный способ передать (например, по акту взаимозачета) часть тиража в распоряжение музея, чтобы он мог дарить ваши книги своим сотрудникам, гостям и партнерам.

8. Потому что это возможность задать музею вопросы: «А вам-то – не нужно чего? Как сделать лучше? А может, нужны книги на продажу – по нашим, низким, коммерческим ценам? А нет фотографий с высоты полета вертолета? А над чем работают ваши сотрудники?..»

9. Ну и конечно, еще потому, что это индивидуальные экскурсии – только для меня и моих сотрудников, в выходные дни или туда, где закрыто для посетителей и другие прикольные штуки… ))).

§ 5. Заключение

Я не обвиняю коллег: если законодательство двусмысленно и позволяет поступать «как проще и дешевле», то человек (в большинстве случаев) поступает именно так, как ему выгодно. Но все-таки каждый имеет право выбора: жить, выискивая дырки и нестыковки в законах, убеждая себя и других, что «ничего не нарушал», или жить так, как подсказывает совесть, чтобы оставаться разумным и порядочным человеком. В моем понимании мира: первое - способ выживания заключенного в тюрьме, второе - способ жизни свободного культурного человека. В общем, пост про ментальность.

§ 1. Вводный параграф 

Чтобы музеи и издательства могли нормально работать…

…мне надо разобраться, где накосячили законодатели в 36 статье ФЗ «О Музейном праве» и кого конкретно имели в виду, используя слово «собственник»: музей, директора, федеральный бюджет, общество (населяющие территорию государства народы), человечество (населяющее территорию Земного шара) или Россию? 

…мне надо убедить юристов, что это бред: оперировать понятием «исключительное право на объект результата интеллектуальной деятельности» по отношению к музейным коллекциям — и не имеет значения, копируют ли друг друга абзацы закона О музейном праве и ГК РФ в части авторских прав.

…мне надо понять, почему одним так важно сохранить музейные предметы в статусе собственности, другим — добиться признания их достоянием общественности, (а третьим — вообще все равно).

Где-то в этом месте я понимаю, что вряд ли мне это под силу...  

Продолжение следует…

Ваша Аня Амасова,

как обычно, доступная для диалога в социальных сетях

* Подсказка: предмет становится для суда «музейным» по факту регистрации в Гос. каталоге Музейного фонда РФ, который ведет федеральный орган исполнительной власти в области культуры, и многих музейных объектов нет еще в этом каталоге.

** Российская теория права признает обычай как часть права, а суды принимают его во внимание.

Уведомить о выходе книги